О несении Креста

Протоиерей Николай Мурашов

Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия
(1Кор. 1:18).

В Церкви, основанной на проповеди апостолов, всегда подчеркивалось значение Креста Христова. Центром подлинного христианства является проповедь о Кресте. И наоборот, бессильной религиозной лекцией, не способной изменять души людей, не способной спасать грешников, является любое человеческое слово, где нет Христа распятого.

Каждый раз, когда мы слышим проповедь о Кресте, мы начинаем реагировать, занимать определенную позицию. «Кто не со Мною, тот против Меня» (Мф. 12:30).

Можно говорить о религии, о церкви, о Христе, который нас любит, и иногда даже атеисты будут согласны провести с нами время в приятной богословской беседе. Но стоит заговорить о Кресте Христовом, о спасительных страданиях, как в наших сердцах и в сердцах слушателей происходит реакция. И в дальнейшем мы или принимаем это слово, или нет, и само это слово или осуждает, или спасает нас.

Путь за Христом – это всегда несение креста.  Но в наше время для христиан смысловая нагрузка этого выражения неразрывно связана с перенесением различных жизненных тягот и трудностей, преодоление которых и приводит ко спасению. И поэтому, когда мы говорим: «нести свой крест», то мы эту фразу воспринимаем метафорически и подразумеваем, что мы терпим жизненные трудности. Впрочем, и такое понимание верно.

Но, как замечает архим. Ианнуарий (Ивлиев), в те времена, когда эти слова были произнесены, крест был всего лишь позорным орудием казни. Эти слова воспринимались буквально: стать в глазах общества преступником, презираемым, достойным самой последней смерти. Преступники, над которыми глумилась толпа, которые из последних сил несли по жаре орудие своей казни, которых ждала тяжелейшая смерть – вот, что возникало перед глазами слушателей Христа, когда они слышали Его слова: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16:24).

Поэтому решиться следовать за Христом всегда трудно – это всегда является поступком, требующим мужества. И ктото из богословов представлял человечество как перевернутую пирамиду. Острие пирамиды, её основание – это Христос, на  котором лежит тяжесть грехов всего человечества, тяжесть всех наших крестов, вместе взятых. И чем ближе ко Христу, тем больший груз и ответственность лежит на человеке.

Итак, как для верующего, так и для неверующего человека жизнь всегда полна скорбей, боли и утрат. И эти скорби воспринимаются не просто, как нечто досадное, но и действуют разрушительно на наше естество. Но когда наша жизнь проходит в Церкви со Христом, то их разрушительный аспект силою Божиею превращается в созидающий нас фактор. И  страдания, попущенные нам Богом, становятся водой живой. Следование за Христом на Голгофу подводит нас к древу жизни, которое мы потеряли в Раю. Умирание со Христом ведет нас и к воскресению с Ним. Но все это требует от нас определенных усилий, доверия Творцу. И несение креста, неудачи и поражения учат нас не полагаться на собственные силы, на собственный опыт, и мы начинаем понимать, что в наших сердцах есть поврежденность, которая питается и усиливается от нашего самомнения и тщеславия после мнимых побед, которые могут и в действительности уводят нас еще дальше от Бога, чем даже некоторые грехи. И в творениях преподобных отцов мы найдем такую мысль: « лучше кающийся грешник, чем горделивый праведник».

Есть еще один аспект духовной борьбы: если в ответ на скорбь мы, полагаясь на собственные силы, начнем ей противостоять, то наши усилия могут даже казаться успешными, но начинают разрушительно действовать на душу. Представим, человека оклеветали, и он начинает активно  противостоять клевете, осуждая противников, представляя их нехорошими людьми. Наверное, как-то защищать свое имя надо, но на дальнейшем этапе борьбы внутренний негатив по отношению к обидчикам начинает душе приносить больше вреда, чем сама клевета. И чем больше будут усилия, тем сильнее противодействие. Если человек прыгнет с большой высоты в воду, то набранная скорость превратит жидкость для прыгающего в твердый материал и человек разобьется. А если в этот же водоем входить медленно, то вода расступится, и мы даже ничего не заметим. Так бывает и во многих жизненных ситуациях.

Другой пример на эту тему есть в житии преп. Макария Великого. В начале монашеской жизни его оклеветали в связи с женщиной их селения и говорили, что она беременна от него. Преп. Макарий стойко принял обвинение, не оправдывался и даже зарабатывал деньги на проживание этой женщины. В положенное время она не могла родить и поняла, что это ей наказание Божие за клевету. Она вынуждена была рассказать правду, и монах был оправдан. А если бы он с самого начала начал активно защищать свою невиновность, то ему бы не поверили, и еще больше настроились бы против него. Неуспех самооправдания породил бы в душе гнев, раздражение, ненависть. Конечно, это мера великих, но в какой-то мере следовать подобным примерам надо стараться.  Главная сложность в подобных ситуациях – это определить меру наших собственных усилий и меру надежды на промысл Божий. Но наверное, понимание этих вещей приходит только с опытом, или можно обратиться в таких ситуациях за советом к опытному священнику.

Среди дней Великого Поста есть и воскресенье, посвященное прп. Иоанну Лествичнику и его книге «Лествица». Суть этой книги в том, что ко спасению, как ступени, нас ведут определенные добродетели. И как белый свет можно разделить на семь цветов, а затем, если их соединить, то получится снова белый свет. Так из святости, которая присутствует в святом, могут быть выделены отдельные добродетели, а если их соединить, то получится совершенство, к которому мы все призываемся Христом. «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Матф. 5:48).

Но эти добродетели – плод усилий, борьбы и страданий. Нередко мы зачитываемся такими фрагментами из житий святых, где описывается, как святой со слезами молился и чувствовал великую радость, как разрушал бесовские козни, как служил людям. Но мы совсем упускаем из виду, каким усилием и терпением эти дары достигались. Не зря в «Лествице» главы о великих добродетелях помещены после тех, что посвящены борьбе со страстями.

Решиться на борьбу со страстями для нас бывает очень нелегко, так как страсти настолько срослись с нашим естеством, что любое противостояние греху требует мужества. С одной стороны, мы умерли для греха в Таинстве Крещения, но с другой – тут же при нашем попустительстве грех находит в нашей душе и теле благоприятные условия для своего пребывания, и мы снова и снова воскрешаем в себе ветхого падшего Адама. Мы поз воляем греху укорениться так, что он как-бы становится частью нас самих. «…Тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф. 12:45).

Но концом этой борьбы, этого умирания для греха, если только мы решимся следовать за Христом – является воскресение. В строгих очертаниях креста уже сегодня проглядывает радость и блаженство Вечной Жизни.

Вернуться...

%d такие блоггеры, как: