Тайна cтрадания. Размышления о книге Иова

Сергей Казаринов

Ещё в глубокой (ветхозаветной) древности были озвучены вопросы, с которыми (в той или иной формулировке) люди обращались, и до сего дня обращаются, к Богу. «Что такое человек, что Ты столько ценишь его и обращаешь на него внимание Твое..?». «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?». Почему «праведники страдают, а грешнники радуются, веселятся, властвуют… Живут весело, хорошо, в богатстве и довольстве»?

Вопросы, подобные последнему – почему страдают хорошие люди, а нехорошие живут в довольстве? Почему страдают невинные дети? Как совместимо ( и совместимо ли) это с любовью Божьей и Его правдой? – раздаются особенно часто и в наше время.

Процитированные выше вопросы взяты из сочинения, которое носит название «Книга Иова», а входит эта книга в состав Библии.

Вопросы, как видим, – важные, касающиеся жизни. К сожалению, многие наши современники не знакомы с этой книгой, не читали её. Ввиду этого считаем полезным предложить вниманию наших читателей журнальную статью Сергея Казаринова, посвященную этой книге, в надежде, что она понудит читателя более обстоятельно познакомиться с её содержанием. По оценке известного религиозного мыслителя Николая Бердяева, «Книга Иова» – это «одна из самых потрясающих книг Библии».

В Библии есть книги нравственно-назидательного содержания, которые принято называть «учительными». К ним относятся книги Иова, Псалтирь, Притчи Соломона, Екклесиаст, Песнь Песней, а также неканонические книги Премудрости Соломона и Премудрости Иисуса, сына Сирахова. В этих книгах мы встречаем не столько заповеди Творца или описания событий истории богоизбранного народа, сколько попытку осмысления самим человеком того жизненного пути, к которому через священные тексты или личное откровение призывает его Господь. Это дошедший до нас через века опыт ветхозаветных праведников, которые, пройдя через нелегкие жизненные испытания, либо на своем примере, либо осмысляя окружающую их действительность, пытаются расположить и ободрить человека к благочестивому образу жизни.

И если тексты Псалтири мы часто используем и в домашней молитве, и во время храмового богослужении, то другие учительные книги Ветхого Завета часто остаются вне поля нашего чтения. Возможно, одна из таких книг – Книга Иова.

В храме, кроме дня памяти святого, книга Иова читается только на Страстной Седмице, с понедельника по пятницу. На вечерне в Великие Понедельник, Вторник, Среду читаются 1–2 главы – диалог Бога и сатаны и испытание праведного Иова. В Великий Четверг читается 38-я глава – начало ответа Бога Иову, а в Великий Пяток – самый конец, о благословении последних дней Иова (42:12-17). Как мы увидим в дальнейшем, эта традиция использования ветхозаветной книги во время православного богослужения может стать ключом к пониманию всего ее смысла.

Структура книги

Любая книга Библии легче воспринимается и запоминается, если мы перед чтением ознакомимся с краткой структурой ее содержания. Книга Иова разделяется следующим образом (Ср. Юнгеров. Введение в Ветхий Завет):

1-2 гл. – Пролог, описывающий благочестие, благоденствие и несчастие Иова;

3-31 гл. – Беседы Иова с друзьями;

32-37 гл. – Речи Елиуя;

38-41 гл. – Ответ Господа Иову;

42 гл. – Эпилог, описывающий реакцию Иова на речи Господа и восстановление его благоденствия.

Читая русский текст, мы не замечаем, что только пролог и эпилог написан прозой. Вся остальная книга – это пример высочайшей древнееврейской поэзии. В диалогах автор использовал обширный словарь, редкие выражения, тонкие и не всегда доступные пониманию доводы, повторения тех же мнений иными словами. Известно даже, что Александр Сергеевич Пушкин собирался учить древнееврейский язык именно с намерением переводить книгу Иова, о чем сообщает И. В. Киреевский в письме Н. М. Языкову от 12 октября 1832 г.

Святой праведный Иов Многострадальный

Свое наименование эта ветхозаветная книга получила от имени описываемого в ней страдальца. В Православной Церкви память святого Иова Многострадального празднуется 19 мая. В Ветхом Завете он также упоминается в числе великих праведников. В книге пророка Иезекииля мы читаем и если бы нашлись в ней сии три мужа: Ной, Даниил и Иов, — то они праведностью своею спасли бы только свои души, говорит Господь Бог (Иез. 14:14).

Однако, если мы внимательно вчитаемся в эту книгу, то увидим разительное отличие Иова от многих других представителей ветхозаветного Израиля, в том числе и авторов других библейских книг, царей Давида и Соломона. Праведность Иова достигает уже почти новоза-ветного совершенства. Когда Иов в конце своих речей призывает: «пусть взвесят меня на весах правды, и Бог узнает мою непорочность» (31:6), мы понимаем из его дальнейших слов, что он не совершал не только «очевидных грехов», но в нем не было ни горделивости (31:24-25,27), ни даже прелюбодейных помыслов (31:1,9). «Иов был праведным, имея не часть добродетели, а всю человеческую добродетель, целую и всеобъемлющую, не так, что от одного худого дела воздерживался, а другое – делал», – пишет о нем свт. Иоанн Златоуст.

Кем же был этот человек? Иов жил во времена библейских патриархов. Некоторые отцы считали его потомком Исава (блж. Августин, Ориген). Блж. Иероним считал Иова потомком брата Авраама Нахора (ср. Быт. 22:20). Это уже значило бы, что Иов был простым язычником и никак не относился к богоизбранному народу. В любом случае, он был крайне благочестивым человеком. В Библии сказано, что он боялся, что его дети в мыслях случайно похулят Бога. В определенные дни Иов вставая рано утром, приносил всесожжение Богу за каждого из своих детей (1:5).

Перечисляется также имущество праведного Иова, и мы видим, что он был совсем не бедным человеком. Имения у него было: семь тысяч мелкого скота, три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов и пятьсот ослиц и весьма много прислуги; и был человек этот знаменитее всех сынов Востока (1:3). Свт. Иоанн Златоуст отмечает, что даже в этих коротких стихах «Писание представляет нам хозяина, не хвастающегося дорогим материалом, а довольного тем, что удовлетворяло нужду». В тексте нет перечисления запасов золота, серебра или драгоценных камней. Перечисляется лишь то, что «менее всего выходит за пределы необходимого».

А даром ли богобоязнен Иов?

Действие в прологе начинается с того, что «сыны Божии» (в греч. тексте οί άγγελλοι του θεού, т.е. ангелы Божии) предстали перед Господом и между ними сатана. И Господь спрашивает сатану о своем рабе Иове. Стоит прислушаться к этому диалогу, потому что в Библии всего три места, где сатана (от евр. שׇׂ טׇ ן, сатан – «противник», «клеветник») вступает с кем-то в диалог. Это искушение Евы, искушение Господа Иисуса Христа в пустыне и пролог книги Иова. Великий инквизитор из романа Ф. М. Достоевский «Братья Карамазовы» именно в появлении трех вопросов от «страшного и умного духа, духа самоуничтожения и небытия» видит «чудо». И дальше Федор Михайлович прекрасно показывает, как сатана пытается доказать Христу, что люди – малосильные и жалкие бунтовщики. Им не нужен подвиг любви Спасителя. Они неспособны на бескорыстную свободную любовь, жертву и веру. Подчинить их может только чудо, тайна и авторитет (см. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Ч.2. Кн. 5. V.).

Вопрос сатаны в книге Иова очень короткий, но не менее фундаментальный. Сатана точно также пытается доказать Богу, что люди корыстны в своих устремлениях к Нему. И это действительно самый страшный вопрос для любой религии: «разве даром богобоязнен Иов?» (1:9). И это ведь прямой вопрос к каждому из нас, кто уже какое-то время находится в ограде Церкви. Да. Мы ходим в Церковь, некоторые даже каждое воскресенье. И у нас часто все в принципе неплохо, есть работа, семья, друзья. В храме мы встречаем людей, с которыми нам хорошо и интересно вместе. Может мы выбираемся с этими людьми на природу или, например, посещаем святые места. Может нас даже уважают люди за нашу религиозность, или мы вообще даже работаем в Церкви. Но представим на секунду, что всего этого не станет за одним единственный день. Останемся ли мы тогда верны Богу? Сможем ли сказать словами библейского праведника: «наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (1:21)? К сожалению, очень часто даже из-за более незначительных неудач мы готовы стенать, жаловаться и роптать на Бога, а богобоязненны только пока все безоблачно в нашей повседневной жизни.

Итак, Господь позволяет сатане лишить Иова всего, что у него было на земле. «Вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей» (1:12). В этих словах мы также видим, что сам по себе сатана ничего не может сделать человеку, если Господь этого не попускает. У него всегда есть определенные границы воздействия, которые он не может переступить. Жаль только, что порой мы и сами своими грехами отодвигаем от себя эту оберегающую нас руку Божию. Об этом прекрасно писал свт. Василий Великий: «Ангел не отступит от всех уверовавших в Господа, если только не отгоним его сами худыми делами; ибо, как пчел отгоняет дым, и голубей смрад, так и хранителя нашей жизни — ангела отдаляет многоплачевный и смердящий грех».

Сатана максимально использует ту возможность, которую он получил. Сначала савеяне похищают ослов и ослиц и убивают слуг (1:15), затем огонь Божий упал с неба… и опалил овец и отроков (1:16), затем халдеи забирают верблюдов (1:17) и, самое страшное, рушится дом и под обломками погибают все дети праведного Иова. Иову об этом сообщают вестники, которые спаслись. Свт. Иоанн Златоуст пишет, что ему «думается, сам диавол был вестником этого; он, виновник бедствий, приходил в разных видах и выдумывал извещение». Епископ Виссарион (Нечаев) отмечает, что дети погибают от руки диавола после потери имущества именно для того, чтобы максимально усугубить страдание Иова. Быстрота действий также должна была действовать подавляющим образом. «Я был спокоен, но Он потряс меня» (16:12),– скажет Иов чуть позднее. Что же в итоге? После таких страшных потерь Иов не согрешил и не произнес ничего неразумного о Боге (1:22). Сатана не сдается. Кожу за кожу, а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него; (2:4). Господь позволяет лишить Иова здоровья, но опять устанавливает границу – «только душу его сбереги» (2:6). И дело здесь не только в том, чтобы не лишить Иова жизни. Прп. Ефрем Сирин считает, что это значит: «будь осторожен, дабы не повредить природные свойства разума Иова». Прп. Иоанн Кассиан добавляет: «то есть только не делай его безумным, расслабив жилище души, овладев рассудком или повредив орган разума, посредством которого ему необходимо противиться тебе». Диавол избирает страшную болезнь, которая в Ветхом Завете считалась наказанием за грехи. Иов заболевает проказой, и его тело с ног до головы гниет заживо. Проказа также лишала людей права жить в городе, селениях, общаться с людьми. Иов вынужден был уйти. Он сел на пепел (в славянском тексте: «в гноище») и взял черепицу, чтобы скоблить себя ею.

Искушения Иова не заканчиваются. И сказала ему жена его: ты все еще тверд в непорочности твоей! похули Бога и умри (2:9). Свящ. Геннадий Егоров пишет: «интересно, смотрите: дома нет, семьи нет, и скот уничтожен, а жену диавол не тронул». Прямая параллель с искушением от Евы в первых главах книги Бытия. Иов устоял и в этот раз и не уподобился Адаму: «ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (2:10).

Почему жена хотела вложить в уста Иова такие страшные слова? Возможно, это все же был акт сострадания, на что косвенно указывает дополнение к еврейскому тексту в Септуагинте. Жена могла надеяться, что Господь за такую хулу лишит Иова жизни и тем самым его страдания прекратятся. В любом случае, это предложение жены также не стоит рассматривать с мыслью о том, что в Библии женщина всегда только и делает, что искушает своего мужа. Женщин в этом контексте пытается защищать свт. Григорий Двоеслов: «Может быть, неразумен ум у одной женщины, и порочен не целиком женский пол. У дурной жены Иова порок был в уме, но не в природе, поэтому он и не сказал: „как одна из женщин”, но: „как одна из безумных”, чтобы показать, что жена помыслила о недолжном из-за посетившей её глупости, но не по причине устроенной так природы».

Диалоги Иова с друзьями

К Иову приходят его друзья Елифаз,  Вилдад и Софар. Они семь дней (семь – число полноты) сидели и просто молчали. Иов сам прерывает молчание и проклинает день своего рождения (3:1-3). Ему было бы лучше быть среди умерших, чем терпеть постигшие его страдания (3:11). «Иов прежде всего излился в унынии, показал другую «левую» сторону своей человеческой души (сторону такую естественную в нас, людях)», – комментирует эту речь свт. Иоанн (Максимович). Читая книгу Иова, мы должны помнить, что пережил Иов, дабы не соблазняться его речами. Иов ни на минуту не может успокоиться. «Нет мне мира, нет покоя, нет отрады: постигло несчастье» (3:26).

Друзья пытаются «утешать» Иова, но на самом деле лишь усугубляют его страдания. Их намерения добры, они хотят помочь, но не понимают ни внутренних страданий Иова, ни действий Бога. Бог для них лишь суровый Судья. Они, в отличие от Иова, не обращаются к Нему непосредственно, от всего сердца, как к Отцу. Мы видели, что Иов готов принять от Бога не только доброе, но и злое. Он верит в Его благой Промысел. Единственное, что он хочет понять – почему или скорее для чего это произошло? Друзья же Иова отвечают на вопрос – за что.

Далее в книге присутствуют последовательно речи друзей и ответы на них Иова.

Первый цикл речей:
4 гл. – 14 гл.
Второй цикл речей:
15 гл – 21 гл.
Третий цикл речей:
22 гл. – 31 гл.
Ответы
Иова
Ответы
Иова
Ответы
Иова
Речи Елифаза 4-5 гл. 6-7 гл. 15 гл. 16-17 гл. 22 гл. 23-24 гл.
Речи Вилдада 8 гл. 9-10 гл. 18 гл. 19 гл. 25 гл. 26 гл.
Речи Софара 11 гл. 12-14 гл. 20 гл. 21 гл. 27-31 гл. *

* Возвышенные речи Иова

Сразу наглядно видно, что в третьем цикле уже нет речи Софара и ответа Иова. Диалог обрывается и замирает. Иов понимает, что друзья ничего не могут ему больше  сказать. Давайте вчитаемся в то, что они говорят Иову.

Елифаз просто призывает Иова смириться. Если он праведен, то в конце концов Господь воздаст ему по заслугам. А кичиться своей праведностью не стоит. Человек праведнее ли Бога? и муж чище ли Творца своего? Вот, Он и слугам Своим не доверяет и в Ангелах Своих усматривает недостатки (4:17-18). И вообще, человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх (5:7), а наказание Божие – благо для человека. «Блажен человек, которого вразумляет Бог, и потому наказания Вседержителева не отвергай» (5:17). И вот тут самый интересный момент. Все ли что говорит Елифаз так уж неверно? Ведь даже апостол Павел в своих посланиях цитирует прямую речь Елифаза: Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: «уловляет мудрых в лукавстве их» (1 Кор. 3:19, ср. Иов 5:13). Часть правды в словах друзей, безусловно, есть, но они не видят в Боге Живого Творца Вселенной и именно за это будут осуждены (42:7). Самих друзей Иова и их высказывания прекрасно характеризует свт. Иоанн (Максимович): «Они не сыны, они – наемники, не посвященные в тайны дома Отца; они знают только внешние отношения с Богом».

Иов же действительно не понимает. Он отвечает: «Научите меня, и я замолчу; укажите, в чем я погрешил» (6:24). Иначе, вы «…нападаете на сироту и роете яму другу вашему» (6:27). В 7-й главе в словах Иова мы видим очень яркие параллели с Псалтирью (ср. 7:17 и Пс. 8:5) и книгой Экклезиаст (ср. 7:16 и Еккл. 1:1-2).

Вилдад не соглашается. Для него, если Иов прав, то значит Бог неправ (8:1-3). Он делает предположение, что согрешили сыновья Иова (8:4-6). При условии обращения Иова к Богу его дальнейшая жизнь будет полна радости (8:20-22).

Иов не принимает этого ответа. Его мучают непростые вопросы. Например, Все одно; поэтому я сказал, что Он [Господь — прим. авт.] губит и непорочного и виновного (9:22). В этой главе Иов высказывает самое серьезное чаяние всех людей до пришествия в мир Христа Спасителя. Нет между нами посредника, который положил бы руку свою на обоих нас (9:33). Только в Новом Завете Христос воссоздал это мост между Богом и человеком. Он Сам стал этим Посредником. И теперь каждый из нас может не только взывать к Нему, но и приобщаться за каждой литургией Тела и Крови Христовой и соединяться с Богом. У Иова такой возможности не было.

Софар также называет Иова пустословом (11:3). И призывает покаяться в тайных или забытых грехах (11:6,14). Иов предупреждает своих друзей, что они лицемерят (13:10). Он уже не выбирает слова, когда обращается к ним вы сплетчики лжи; все вы бесполезные врачи (13:4). Иов вызывает Бога на суд [Вот, я завел судебное дело: знаю, что буду прав. (13:18)] и ждет от Него ответа (13:22). Он не отрекается от Бога. Он пытается разгадать его таинственный Промысел. «Иов – подлинно сыновняя душа, он готов каяться, готов упасть перед Богом в прах, но не понимает, в чем он грешен» (свят. Иоанн /Максимович/. Тайна Иова).

Елифаз прибегает к аргументу от традиции. Иов – обыкновенный смертный человек; знания его нисколько не выше знаний друзей. Иов же должен согласиться с ними, потому что весь опыт предыдущих поколений свидетельствует об этом (15:9-10). Он опять напоминает, что никто не чист перед Богом. «Что такое человек, чтоб быть ему чистым, и чтобы рожденному женщиною быть праведным?» (15:14), хотя Иов все это и так без него знает (ср. 14:4). Он просто не понимает, почему столь велики его страдания, а грешники благоденствуют и у них все хорошо (ср. 21:7-13).

Иов упрекает друзей в жестокости, из-за которой ему еще больше приходится страдать. Все упование он возлагает только на Бога. «Заступись, поручись Сам за меня перед Собою! Иначе кто поручится за меня?» (17:3). Друзья даже не пытаются понять и утешить страждущего, а Иов уже не выдерживает. Он вопиет к ним: «доколе будете мучить душу мою и терзать меня речами? вот, уже раз десять вы срамили меня и не стыдитесь теснить меня» (19:2-3).

В 19-й главе, отчасти кульминационной, Иов недвусмысленно выражает всю свою веру и надежду на Искупителя мира. «А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Истаевает сердце мое в груди моей!» (19:25- 27). Это один из важнейших текстов Ветхого Завета, в котором мы видим проблеск надежды на воскресение из мертвых.

Дальше обсуждать диалоги не имеет смысла. Друзья просто будут доказывать Иову, что он грешен и приводить возможные конкретные грехи. Например, утомленному жаждою не подавал воды напиться и голодному отказывал в хлебе (22:7); или вдов ты отсылал ни с чем и сирот оставлял с пустыми руками (22:9) и т.д.

Как просто прочитать и осудить друзей Иова, но представим себя на их месте. Какие бы мы слова говорили человеку, который сейчас сильно страдает? Не твердили бы «отвлеченно, теоретически, как бы затвердивши известное правило»? (ср. свят. Иоанн /Максимович/. Тайна Иова).  А в душе, что думали о нем? «Так и надо» или «значит есть за что»? Библейский текст слишком часто становится зеркалом, в котором мы видим не очень приятные для нас самих образы.

Речь Елиуя, сына Варахиилова

Перед ответом Господа Иову мы читаем еще речь некоего юноши Елиуя, сына Варахиилова. В 33-й гл. он обращается к Иову, а в 34–37 гл. к его друзьям. Этот текст очень неоднозначно трактуется. Свт. Иоанн Златоуст вообще считал Елиуя безбожником. Поэтому никто даже не отреагировал на его речи. Наставления Елиуя действительно носят слишком самоуверенный характер. Он обещает Иову научить его мудрости. «Слова мои – точно не ложь: пред тобою – совершенный в познаниях» (Иов 36:4). В целом аргументы Елиуя очень схожи с аргументами друзей Иова: «К Богу должно говорить: я потерпел, больше не буду грешить. А чего я не знаю, Ты научи меня; и если я сделал беззаконие, больше не буду». (34:31-32). Они вроде бы правильные, но в данной конкретной ситуации совершенно не работают. «Елиуй хочет быть „посредником”, хочет положить одну руку свою на Иова, а другую свою руку положить на небо. Но все несчастье этого четвертого друга состояло в том, что он не сознавал того, что на Иова положить руку он мог, но что положить руку на небо ему не было дано, и поэтому все слова его были – опять – „человеческие” слова» (свят. Иоанн /Максимович/. Тайна Иова).

Ответ Господа Иову

И вот наконецто мы слышим из бури с лова Господа, которые начинаются так: «кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?» (38:2). Ответ Господа распадается на 2 речи.

В первой речи (38-39 гл.) Господь обращается к Иову с вопросами об устройстве Вселенной, о ее границах, о законах природы и т.п. Иов смиряется: «вот я ничтожен: что я буду отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои» (39:34).

После этой речи остается странное впечатление. Да. Пути Господни неисповедимы, и человек ограничен в своей способности познать творение и дела Божии. Но разве Иов не понимал могущество Творца изначально? Разве он сам не произносил  речей о величии Божием? А как же тогда его ответ Вилдаду (Иов. 26:5-14), заканчивающийся словами: «вот, это части путей Его; и как мало мы слышали о Нем! А гром могущества Его кто может уразуметь?»

Не менее удивляет и вторая речь Господа. Он предлагает Иову самому справиться с гордыми, высокомерными и нечестивыми (40:5-8). Сможет ли это Иов? Конечно, нет (ср. 40:3). Бог описывает ему двух чудовищ: бегемота и левиафана. Есть несколько объяснений того, что Господь мог иметь в виду. Основанное на святоотеческой традиции толкование говорит о том, что под образом бегемота и левиафана понимаются силы зла. Левиафан в итоге назван царем над всеми сынами гордости (41:26). Человек не может один на один сражаться с бесами, но перед Богом они бессильны. Другое понимание дается в Толковой Библии, где подробно объясняется образ левиафана как крокодила, страшного зверя, перед которым все трепещут. Тогда это образ вне контекста добра и зла. Есть также предположения, что это, скорее, доисторическое животное, возможно пришедшее в Библию из шумерских мифов.

И опять все тот же вопрос. Разве Господь ответил на животрепещущие вопросы Иова? Разве мы услышали ответ на вопрос: почему праведные страдают, а грешные благоденствуют? Господь просто еще раз явил Иову свое могущество. При втором объяснении образа левиафана, рассказал о двух красивых игрушках, которые Сам создал. Где же ответ?

Тайна Иова

Перечитайте самостоятельно второй ответ Иова. Это все 6 стихов из 42-й главы. До этого речи страдальца занимали целые главы. Что же изменилось? Самое первое соображение напрашивается при чтении последних стихов.

«Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» (42:5-6). Существует большая разница между знанием о Боге и знанием Бога! Иов испытал на себе прикосновение благодати Божией. И именно это стало для него ответом на все его вопросы. «Все ранее сказанное им – продукт несовершенного внешнего опыта («слышал… слухом уха»), истинное знание сообщено ему путем откровения, просветившего ум» (Толковая Библия). Душа Иова смирилась и в этом смирении стала познавать смысл страданий. Зло, которое, как нам может казаться, царствует безраздельно над всем миром сразу отходит на второй план, когда мы ощущаем незримое присутствие Бога в нашей жизни. Это и произошло с Иовом. Свт. Иоанн (Максимович) прекрасно это выразил: «Зло заключено в свободной воле, как воплощенного, так и невоплощенного духа. Потому зло бывает для людей, кажется им, в их земном масштабе, силой, не только противостоящей Добру, но и побеждающей Добро. Но это только так кажется тем, кто не воспарил к небу. Облака могут скрыть солнце, но не веру в то, что оно бесконечно выше всех облаков».

Книга Иова несет в себе и более великую тайну. Давайте вспомним о Страстной седмице, когда и читается эта книга в Православной Церкви. Представим на секунду, что Иов в опыте своих собственных невинных страданий и в момент богообщения все же приблизился к тайне воплощения в мир Христа Спасителя. Разве не воскликнул бы он вслед за пророком Исаией, предвозвестившим страдания Иисуса Христа: «[Господи!] кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня?»? (Ис. 53:1). Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3:16). Кто мог бы себе такое представить в Ветхом Завете? Иов же познал невинные страдания и в этом опыте отчасти приобщился к искупительному подвигу Христа. Он до самого конца от всей души любил Бога, хотя и бунтовал против Него. Иов становится для нас прообразом Христа в Ветхом Завете, каким до него был и приносимый в жертву Исаак. Такой же путь безграничной верности Богу и его благому Промыслу избрал для преображения мира Иисус Христос, когда отверг искушение от диавола в Гефсиманском саду, от иудеев, призывающих сойти с креста, пойти другим путем, путем наказания, а не исцеления всех грешников. Именно поэтому мы и вспоминаем Иова на Страстной седмице.

В книге Иова присутствуют и другие параллели со Христом. В каком-то пророческом вдохновении Иов в своей речи восклицает: «Разинули на меня пасть свою, ругаясь, бьют меня по щекам: все сговорились против меня. Отдал меня Бог беззаконнику и в руки нечестивым бросил меня» (Иов. 16:10-11). Вряд ли кто-то бы стал прикасаться к прокаженному. Христа же били именно по щекам в доме Каиафы (Лк. 22:63).

Конечно, в полноте смысл невинных страданий будет раскрыт только в Новом Завете. Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его (1 Пет. 2:19-21). Но Иов, возможно, благодаря опыту своего невинного страдания приобщился тоже к этой великой тайне.

Эпилог

В эпилоге Господь обличает друзей Иова.  Они, по меткому выражению С. С. Аверинцева, становятся в итоге «адвокатами диавола», так как они верят в Бога только как в Авторитет, чают неизбежного наказания грешников и благоденствия праведников. Праведность для них оказывается только способом достижения счастья в земной жизни, о чем в самом начале предупреждал сатана.

Иов, прообразуя Христа Спасителя, становится единственным, приемлемым для Бога ходатаем за своих друзей: «…пойдите к рабу Моему Иову и принесите за себя жертву; и раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лице его Я приму, дабы не отвергнуть вас…». (42:8).

После молитвы за друзей Господь дает Иову вдвое больше того, что он имел до этого, кроме детей. Детей Иов получает столько же, сколько и было. И эта еще одна гениальная деталь. Иову не дается больше детей, потому что умершие ведь тоже живы для Бога!

Заканчивается же книга праведного Иова Многострадального словами: После того Иов жил сто сорок лет, и видел сыновей своих и сыновей сыновних до четвертого рода; и умер Иов в старости, насыщенный днями (42:16-17).

Рекомендуемая литература:

  1. Библия. Священное Писание Ветхого Завета.
  2. Иоанн (Максимович), свт. Тайна Иова.
  3. Иоанн Златоуст, свт. Толкование на книгу Иова.
  4. Иова Книга. Православная энциклопедия Т. 25. С. 322-344.
  5. Толковая Библия. Под ред. Лопухина А.П., проф.
  6. Егоров Г., свящ. Священное Писание Ветхого Завета.

Вернуться...